Служители культа. Культа Золотого Тельца?

>

В редакцию поступило письмо, при чтении которого у некоторых людей могли бы навернуться слезы на глаза. Наболело у автора от несправедливости, от разрушения на глазах вечных ценностей такой тонкой материи, как вера. Мы решили опубликовать это письмо, так как тема эта достаточно редка, но она обнажает те пороки, которые взаимосвязывают наше общество в своем тлетворном влиянии. Хотя церковь у нас отделена от государства, мы видим, что власть контролирует и  религию, и паству. И в данном случае вера людей – это, может быть, то последнее, что у них осталось в жизни, – тает с каждым днем...

Уважаемая редакция! Газета «Трибуна» как острый меч. Всегда жду, покупаю и читаю. Спасибо, что есть такие правдивые журналисты,  как вы. Можно ли нам обратиться к общественности через вашу газету? Человек, о котором пойдет речь, знает, что мы написали про него, вот в прошлый день жума и дал ковер, оставленный от умершего, и двум женщинам мясо. Но людям нужен не ковер...

В Алматы есть мечеть, которая находится в микрорайоне Орбита-3, около нее сидит много женщин с детьми, мужчина без ног, маленькие дети, инвалиды, пенсионеры. Среди них есть и те, кто приходит к мечети со дня ее основания. Со стороны правительства, местных властей нет ни моральной, ни материальной поддержки. Нищенская пенсия, безработная молодежь, отсутствие крова у многих, вследствие чего люди живут в арендованном жилье, отдавая за него последние деньги, оставшись с пустым желудком и безнадежными мыслями. Вот такую жизнь создало наше правительство для простого народа – одна нищета и безысходность. Зато миллионные траты на советников, на артистов заграничных, празднования – такие, как день столицы и т.д. 

Здесь, у мечети, нищенствуют люди, а имам мечети не лучше этих чиновников из Астаны. Четыре года назад на должность имама заступил Асан ТЛЕУБЕРДИ, он с юга. До этого он работал неподалеку от Каскелена в небольшой мечети. Приступил к работе именно в день курбан айт. Курбан айт – праздник мира для мусульман, который проходит лишь раз в год, это день милосердия, доброты, долгожданной радости. В этот день режут много баранов, раздают мясо людям, читают молитву по умершим. И вдруг видим, как мясо тащат в магазин, а магазин уже торгует мясом с курбан айта. Такого никогда не было, а тут, после прихода на должность имама Асана Тлеуберди, мясо продается через магазин. Женщины толпятся, где режут баранов, просят печень, легкие и почки. Им отвечают: «купите за свои деньги». две женщины, пришедшие с базара, услышав о продаже мяса, возмущались, кричали: «Где это видано? Вы должны раздавать, а не продавать, как на базаре!».

Им дали по одному пакету, они успокоились и ушли. Одна пожилая бабушка пошла попросить чашку чая, на что ей ответили: «Самим не хватает». И она вернулась домой ни с чем, лишь с обидой. 

Вот уже почти пять лет в этой мечети главенствует Асан Тлеуберди – имам с недвижимым каменным лицом и сердцем. За эти годы не только в обычные дни, а даже в курбан айт не получали куска мяса. прихожане мечети говорили, что мясо достанется всем, а работники мечети говорят: не давайте сидящим около мечети людям мясо, мы потом сами отдадим. Поверив, прихожане уходят, но ни мулла, ни имам это мясо уже никому не дадут, обманув нас, себя и тех людей, кто приносил мясо. 

Потом у А. Тлеуберди был бизнес в двух местах. Поставил бутик, сейчас уже не помню, чем именно торговал, вызвали финполицию, пришел один сотрудник, спросил у муллы Ержана, он ответил: «не знаю, чей-то бутик». А второй бизнес, где торговал самсой и другой едой, было и мясо, не раз видели, что носили его туда из мечети, это и был доход имама. Ему и его близким хватает на безбедную жизнь от пожертвований прихожан, ведь мечеть работает каждый день с утра до вечера. Лучше быть как Асан Тлеуберди, чем быть серым чиновником и работать на оклад. Хорошо быть дипломированным муллой или имамом, не иметь в душе иман, совесть, милосердие. 

Мечеть – это золотое дно для обогащения, где можно жить безбедно, менять с легкостью машины, обеспечить будущее детей и близких. Недаром тянутся слухи, что Тлеуберди построил в экологически чистом районе своему брату коттедж, а у него самого в элитном районе хорошая квартира и дом неподалеку от Каскеленской мечети, все это словно  грязный шлейф, ведь пословица гласит: если не ветер, то трава не колыхнется. 

Также построил коттедж за огромные деньги бывший муфтий. 

Итак, много мечетей строится буквально за каждым кустом, хотя от этого нет ни святости, ни милосердия, ни светлости, ни радости, ни защищенности для бедных. Тогда мечети, что, строят для обогащения имамов? На голове у них чалма, на плечах чапан, в руках Коран, на языке Аллах, каждый день во время намаза произносят слова Аллаха, они словно мед, текущий с языка. Слушаешь: мир и жизнь прекрасны, просто слюни текут, но его слова и дела никак не стыкуются. За пять лет, пока он был имамом, никто не получил ни одного куска мяса в день курбан айта, подумайте теперь сами, какой он имам. Самый жестокий, бессовестный, без имана в душе имам. 

Мусульманских праздников немало, в эти дни переехавшие сюда женщины все в черном, их длинные подолы тянутся по земле, они заполняют мечети. Они плевали на слова  президента, что надо одеваться по-нашему, а то они оденутся все в черном, будто у них в семье каждый день кто-то умирает, и какой же у них противный вид. И вот эти длинноподолые приносят домашние изделия в день праздника, а это радость для имама, главное – не из мечети же трата,  а напақа – деньги для проживания, радость от дармового. Обычно на второй день праздника при прежнем имаме Даирбае РЫСПЕКЕ в каждом пайке было 7–8 килограммов мяса.  А у Асана Тлеуберди в этот день мясо, лежавшее горой накануне, куда-то исчезает. Бухгалтер мечети из дома командует, кому дать, кому не дать, не давайте, меня нет в мечети. 

Есть женщина, у которой ребенок 5–6 лет, уставший, спит на земле, под картоном. Также у нее болеют родные. И имам каждый день видит эту картину. Написала заявление о помощи, написали и другие. Нет ни ответа, ни привета. Никто даже не подал хоть 1000 тенге, потому что имам настолько жадный человек. 

Одна пенсионерка из Каскелена в течение полугода потеряла обоих сыновей, принесла Асану Тлеуберди справку о смерти сыновей. И что, вы думаете, сделал имам? Он так расщедрился, что соизволил дать ей аж 200 (двести) тенге! О Аллах мой, какой же это стыд, позор! Как только такие люди ходят по земле, смотрят людям в глаза и обманывают нас, что они порядочные и религиозные?  Эта пенсионерка потом очень пожалела, что не кинула ему в лицо эти 200 тенге. 

Возникает вопрос: куда деваются деньги, которые в день жума люди бросают в урну, и те деньги, поступающие из Арабских Эмиратов в оразу, в айты и в Курбан айт? Из них есть большие деньги для малоимущих – садақа, которые выделяются каждой мечети из муфтията, но которые никто никогда не видел. Помимо Курбан айта, куда же на самом деле выделяются деньги, мясо для  зекета и садақа?  

Их цель – наполнить казан мясом, набить карманы деньгами, менять каждый раз машины и сидеть годами на одном месте имамом в мечети. Считают себя имами, думают, что воспитывают молодежь в доброте и милосердии, говорят, что такими-то должны быть настоящие мусульмане, а сами-то кто они, которые говорят  от имени Аллаха? 

Мне думается, с такими каменными лицами и сердцами они перешагнут через любого, кто нуждается в помощи. Асан Тлеуберди нуждающихся, наверное, считает нелюдьми, и это стало смыслом его жизни в деятельности имама. Имамы, муллы должны просить у Аллаха, чтобы на каждом дастархане был хлеб. Аллах дал им мечеть, мясо, деньги из Аравии, но где же то мясо, те деньги и в общем помощь? О, Аллах,  когда же они насытятся?! 

Сидящие возле мечети говорят, что при бывшем имаме Дайрабае, в отличие от нынешнего, они были более сытыми. На праздники, в ауызашар, айты, Курбан айт всех приглашали  за богатый дастархан в кафе или в какой-нибудь большой зал. 

Про ситуацию с имамом мы неоднократно писали президенту страны, как бывшему, так и нынешнему муфтию, но до адресатов наши слова не дошли, видимо, исчезают по дороге письма. А в газетах на религиозные темы пишут только хорошее, таких писем, как мое, не пишут, о наших прошениях ни слова в прессе, правда скрывается. Под нашими заявлениями подписались тогда более десяти человек, участники войны, инвалиды, пенсионеры, они писали, что даже на Курбан айт ни одного куска мяса им не досталось. Среди женщин были и русские, которые просили печень и легкие, но религиозые подмастерья им отвечали, что «русским не даем». 

Какой толк, что  же хорошего мы видим? Раньше жили относительно хорошо, была хоть какая-то защита, медицина, образование было бесплатным,  как на ладони видели яркое будущее самих и детей. А кто сделал эту страну и жизнь жестокими и беспощадными? Сделали сами чиновники, «рабы живота», шакалы ненасытные, воры... 

 

Эльмира САУЛЕТОВА

 

Трибуна:Ашық Алаң Республиканская общественно-политическая газета